заяц
  • cbep4yk

Лемешев "Отгороженная совесть" или "Когда не трудится душа"

Костя Лемешев продолжает писать невзирая на изгнание из местной газеты. А скоро поедет к моржам на берег Северного Ледовитого океана. Пока взгляд на Анадырь:



Если читать по этому скрин-шоту трудно, то вот полный текст, до того, как его обработали в газете, они и название изменили, кстати.

Read more...Collapse )
заяц

chukotskiarchiv - записи о старой Чукотке

Оригинал взят у cbep4yk в chukotskiarchiv - записи о старой Чукотке
Хочу всем порекомендовать журнал chukotskiarchiv
Там интересные и довольно редкие архивные тексты о Чукотке и автор иллюстрирует их фотографиями тех лет, которые специально разыскивает (обычно в интернете).

Трогаю
  • merder

КАК КРАБ ПРИВЁЗ КУТХА К ЖИТЕЛЯМ МОРСКОГО ЦАРСТВА

Старые люди рассказывают, как волшебник Кутх на спине краба приехал в селение морских жителей. А дело, говорят, было так. Когда рыбы-горбуши затащили его вместе с нартой в море, то первым Кутх увидел огромного краба, который крепко спал на морском песке. Кутх подошёл к крабу и стал будить его:
— Эй, краб, проснись да покатай меня!
Краб проворчал:
— Ах, это ты, проказник Кутх. Не мешай мне спать!
А Кутх не отходит, говорит:
— Довольно спать, краб, вставай!
Краб приподнял голову, расправил свои длинные клешни и сказал:
— Ладно уж, садись на мой панцирь. Покатаю тебя!
Взобрался Кутх на краба и поехал на нём по дну морскому. Едет он и припевает:

По морскому дну я еду,
А дома Мити меня ждёт!

А краб как помчался — Кутх едва не свалился с него, закричал:
— Остановись, краб, а то я упаду!
Краб остановился. Кутх слез с него и пошёл по морскому дну. Вот идёт он, а кругом огромные водоросли извиваются и великое множество морских рыб вертится.
Шёл, шёл, шёл Кутх и подошёл к селению нерпичьего народа. Подбежали к нему дети-нерпёныши на коротеньких ножках-ластах и спрашивают:
— Кто ты, откуда?
— Я из Ительмении, где живёт моя верная жена Мити с сыном Эмэмкутом да дочерью Синаневт!
— Так ты, наверное, Кутх, могущий жить на земле, в воздухе и под водой? — спросил старший нерпёныш.
— Ты угадал. Я и есть тот самый Кутх. А теперь отведите меня вон в тот большой дом!
Нерпёныши сказали:
— Ладно, отведём. Там живёт старейшина всех здешних нерп. Он самый мудрый из нерп, и расскажет тебе о нашей жизни!
Нерпёныши отвели Кутха в дом старейшины. Дом большой, светлый. Стены его из тонкого льда, посреди подвешен светильник, по бокам нары. В первом углу на ледяном кресле восседает усатый хозяин: передние ласты похожи на короткие руки, задние — на короткие ноги.
Спрашивает хозяин Кутха:
— Зачем пришёл, Кутыхэй?
— Посмотреть, как живёт твой нерпичий народ,— отвечает Кутх.
— Раныне-то мы лучше жили, когда рыбы вдоволь было,— говорит нерпичий хозяин. — Теперь вот верхние жители сетями да неводами повылавливали рыбу. Трудно приходится нам. Ищем, ищем рыбу, едва находим. Да к тому же и нас добывают. Едва успеваем вырастать. Но мы стараемся уйти подальше от берегов.
Приказал хозяин нерпичьим женщинам угостить Кутха самой лучшей едой. Подали Кутху свежей рыбы, разных рачков и морские водоросли. Отведал всего этого Кутх, запил из морской раковины холодной водой и сказал:
— Хорошо! Сытно поел я. А о ваших нерпичьих бедах я расскажу людям. Пусть они поберегут рыбу и для вас, жителей моря. Да поменьше добывают вас, чтобы не убавлялось ваше племя в северных водах.
Такие добрые слова Кутха были по душе старейшин нерп,и он сказал:
— Теперь отдохни, а завтра будешь у моржового народа!
Постелили нерпы-женщины Кутху постель из морских водорослей, и он заснул крепким сном.
...Когда же проснулся, то обнаружил, что оказался в селении моржового народа!
Кутх даже не удивился. Он привык к разным чудесам, ведь и сам был волшебником.
Теперь перед Кутхом восседал в ледяном кресле огромный старый морж с длинными белыми клыками. Морж смотрел на Кутха добрыми глазами.
Моржовое жилище было таким же светлым, как и нерпичье, но гораздо больше. По бокам располагались нары, на которых лежали клыкастые члены моржовой семьи. Сквозь прозрачные ледяные стены виднелись колыхающиеся от подводных течений морские водоросли, и многочисленные косяки разноцветных рыб проплывали мимо дома.
Старый морж сказал:
— Уважаемый Кутыхэй, я уже знаю, зачем ты прибыл в наше подводное царство. Мне обо всём рассказали посланцы моего младшего брата — нерпичьего старейшины. Это они во время твоего крепкого сна перенесли тебя в моржовое царство.
— А как поживает ваш моржовый народ? спросил Кутх.
— Нам, моржам,— сказал хозяин,— не очень-то нужна рыба. На морском дне живут мелкие рачки и моллюски, которых мы собираем и едим. Но плохо стало моржовому народу от огненных стрел, которыми осыпают нас охотники, когда мы всплываем на поверхность или отдыхаем на льдине. Мы, по согласию с людьми, с давних пор кормили их мясом и жиром. Хотелось бы, чтоб и дальше нас добывали понемногу, столько, сколько нужно для еды и шкур жителям Севера.
Кутх сказал:
— Расскажу людям о вашей великой заботе.
После разговора моржовый старейшина велел женщинам-моржихам хорошо накормить Кутха и уложить в постель из морских водорослей. Так и сделали. Подали Кутху блюдо с морскими рачками и моллюсками, с приправой из водорослей. Кутх поел, запил холодной водой и улёгся на постель из морских трав. После крепкого сна таким же чудесным образом он оказался в селении китового народа.
В огромном доме из прозрачного льда на каменной плите лежал старейшина — синий кит. По бокам на нарах из плит отдыхали другие киты.
Старый кит сказал:
Уважаемый Кутыхэй, мне известно, зачем ты путешествуешь в нашем подводном царстве. Тебя во время сна перенесли сюда посланцы моржового племени. И я коротко скажу тебе, как мы жили и как живём теперь.
— Вот об этом я и хотел узнать,— ответил Кутх.
И старейшина китов поведал:
— В древние времена нас, китов, было великое множество. Жили мы без боязни во всех морях и океанах. Люди с нашего согласия добывали нас ручными гарпунами и копьями на жир и мясо. Из китовых костей строили жилища и изготовляли разные домашние вещи. Охотники разумно добывали столько китов, что наше племя не уменьшалось, а даже увеличивалось. И так было хорошо и людям и нам. Но жадность обуяла людей, и они нарушили соглашение с миром животных. Огромные корабли с орудиями, изрыгая огненные ядра и гарпуны, стали состязаться между собой в добыче тюленей, моржей и китов. Теперь нашего брата, синего кита, осталось совсем мало.
Если люди не поймут нашей и своей беды, то моря и океаны останутся без зверей и рыб. Скажи об этом, уважаемый Кутх, жителям суши.
— Я непременно передам твою просьбу охотникам и рыболовам, уважаемый синий кит,— обещал Кутх.
Китовые женщины угостили Кутха морскими моллюсками — своей пищей, уложили его в постель из морских водорослей, и он заснул крепким сном.
Когда же Кутх проснулся, то оказался на маленьком острове посреди бескрайнего моря. Осмотрелся он вокруг, но земли не было видно до самого горизонта. И подумал Кутх: «Если я превращусь в ворона, то мои крылья скоро устанут, и не долечу я до берега. Когда-то хитрая лиса обманула морских зверей, построила их в ряд через широкий пролив и перешла по их спинам как по мосту на другой берег. Она сказала перед тем морским жителям, что хочет их пересчитать, хотя считать и не умела. Я же не буду обманывать зверей и попрошу их построить живой мост от острова до ближайшего берега земли. Мити совсем уж заждалась меня, и дети ждут гостинцев». Так подумал Кутх, подошел к воде и крикнул:
— Эй, жители моря — нерпы, лахтаки, моржи, киты, помогите мне перебраться с острова на землю. Постройте для меня мост!
И вот со всех сторон к острову стали подходить жители моря. Быстро выстроились они на морской глади. Сначала от берега — нерпы, за ними — лахтаки, за лахтаками — моржи, за моржами — киты, за китами — снова моржи, за ними — лахтаки, за лахтаками — нерпы. До самого горизонта выстроился живой мост, и по этому мосту перебрался Кутх на землю.
— Спасибо вам, киты, моржи, лахтаки и нерпы,— крикнул Кутх,— я не забуду вашей доброты!
Там, где он сошёл на берег, протекала река, в которой было много рыбы. Кутх наловил полный мешок горбуши отправился домой к своей Мити и детям.
Так вот, сказывают, кончилось морское путешествие Кутха.
Трогаю
  • merder

РЫБЫ-ГОРБУШИ НАКАЗЫВАЮТ КУТХА ЗА ОБМАН

По-разному рассказывают о том, как Кутх на рыбах-горбушах ездил. Одни люди сказывают, что Кутх не дал горбушам обещанной еды, когда они везли его на нарте. И что за такой обман они, мол, утопили его в море. Другие же говорят, что, хотя горбуши и утащили Кутха в море, он не утонул, а отправился погостить к жителям подводного мира. Разное рассказывают об этой любопытной истории. Вполне возможно, что Кутх и не утонул. Ведь он был волшебником, а волшебник в сказках может сделать всё, что ему в голову придёт. Мы расскажем лишь одну из историй про Кутха и горбуш.

Однажды Кутх собрал рыболовные снасти, уложил их в маленькую нарту и пошёл к морю. Здесь Он поставил сети, размотал удочки и стал рыбачить. Рыба так и лезла в сети и на удочки Кутха. Больших рыб — горбуш да чавычу он в мешок укладывает, а маленьких рыбок обратно в море бросает, да приговаривает:
— Растите большими, в будущем году вас поймаю.
Наловил рыбы, выбрал из мешка десять самых крупных горбуш и запряг их в нарту. Затем крикнул:
— Сюда, к горбушам,— собачьи ноги!
И чудо — вместо плавников у горбуш вдруг появились собачьи ноги.
Кутх сказал горбушам:
— А ну, рыбы-собаки, везите меня с добычей к Мити! Если устанете в пути, накормлю вас толкушей да юколой.
И помчались рыбы-собаки по берегу моря к дому Кутха и Мити. Путь длинный, а поклажа на нарте тяжёлая, и рыбы-собаки вскоре остановились, запросили:
— Кутыхэй, Кутыхэй, устали мы, накорми нас!
А Кутх припасы толкуши и юколы, что Мити ему положила, сам съел ещё на рыбалке. Говорит он рыбам-собакам:
— Повезите ещё немножко, потом накормлю!
Потянули рыбы-собаки нарту. Отвезли немножко Кутха и снова запросили:
— Кутыхэй, корми нас!
А Кутх снова говорит им:
— Повезите еще немножко, потом накормлю!
Рассердились тут рыбы-собаки и бросились прямо в море вместе с нартой и сидящим на ней Кутхом. Перепугался Кутх, закричал:
— Горбуши, горбуши, остановитесь, накормлю вас толкушей да юколой!
Но, рассерженные обманом, рыбы затащили Кутха в море. Он даже соскочить с нарты не успел, в воде оказался. Но разве Кутх может утонуть, ведь волшебник он. Говорят, что Кутх опустился на морское дно и пошёл осматривать подводное царство. А что он там увидел, об этом мы узнаем в следующей истории.
Трогаю
  • merder

КУТХ СПАСАЕТ КАРЛИКА МЕЧИКА ОТ МЕДВЕДЯ

Жил, говорят, на берегу лесной речки карлик по имени Мечик. Питался он только одной рыбой. Как лето настанет, Мечик готовит на зиму юколу. Навешает он юколы полный балаган, да и поедает её понемножку всю зиму. Так он жил спокойно много лет. Лесные жители уважали его. И Кутх к нему часто в гости ходил. Но однажды осенью в балаган Мечика пожаловал медведь. Угостил Мечик медведя юколой. Полюбилась эта еда косолапому, и повадился он ходить к Мечику. Поедает да поедает юколу. С каждым днём припасы Мечика уменьшаются. Но что же он, маленький карлик, может поделать с лесным великаном! А медведь уж последнюю юколу доедает. Разжирел даже от такой вкусной еды. И вот когда он доел последнюю юколу, сказал Мечику.
— Всю твою юколу я поел, а теперь и тебя съем.
Мечик испугался и сказал:
— Посмотри на меня, какой я худенький и жесткий, не разжевать тебе меня. Ты уж лучше поджарь меня на костре.
— Ладно,— сказал медведь, — поджарю тебя. Натаскай-ка побольше сухих дров, да не вздумай убежать, по запаху найду. Иди за дровами, а я немножко посплю.
Пошёл Мечик в лес, а сам горько плачет и приговаривает:
— Иду здесь в последний раз, медведь съест меня сейчас!
А тут откуда-то вдруг Кутх появился. Услышал он причитания Мечика, подошёл к нему и спрашивает:
— Лесной житель Мечик, отчего ты плачешь?
Мечик ответил:
— Эх Кутыхэй, в последний раз я иду по своей земле! Скоро меня съедят. Вот эти дрова я для своего костра несу. Жарить будут меня.
Кутх рассердился, сказал:
— Да кто же посмел погубить тебя?
— Медведь. Съел он всю мою юколу, а теперь хочет съесть и меня!
— Да ты не бойся,— сказал Кутх, — помогу я тебе.
Отнеси эти дрова и потихоньку разводи костёр. Только не торопись! А я сейчас дубину-дрыгалку сделаю. Когда подходить к балагану буду, ты меня как будто впервые увидишь и закричишь медведю: «Ой, нелёгкая Кутха сюда несёт!» Крикни так, как будто сердишься ты на меня.
Мечик поднял вязанку дров и пошёл к своему жилищу.
Медведь говорит ему:
— Ага, пришёл. Ну, разводи пожарче костёр!
Присел Мечик на корточки и потихоньку стал складывать дрова для костра. А в это время из-за деревьев Кутх появился.
Мечик вдруг закричал:
— Ой, нелёгкая Кутха сюда несёт!
Медведь испугался и говорит Мечику:
— Ты, смотри, не выдавай меня! Я клубком свернусь.
Свернулся медведь клубком и голову между лап спрятал. Лежит так. Тут подходит Кутх и говорит:
— Здорово, Мечик! Как поживаешь?
— Здорово, Кутх, — отвечает Мечик, — хорошо живу.
Подошёл Кутх к медведю и спрашивает:
— А это что такое тут лежит?
А Мечик отвечает:
— Да это моё корыто для толкушки.
Кутх снова спрашивает:
— Мечик, а почему твоё корыто медвежьей шерстью обросло?
— Ну и что из этого,— сказал Мечик,— взял да и обтянул его шкурой.
Кутх снова:
— Мечик, а почему корыто с ногами?
— А что мне, захотел и приделал к нему ноги.
И в третий раз Кутх спросил:
— Мечик, а зачем корыту голова?
— А что мне, взял да и приделал к нему голову,— снова ответил Мечик.
А медведь лежит, не шевелится. Тут Кутх взял свою дубинку-дрыгалку, нацелился да как стукнет медведя по голове! Тот даже и лапы вытянул.
— Потроши его поскорее,— сказал Кутх Мечику, — а то оживёт еще ненароком.
Распотрошили они медведя, наварили и нажарили медвежатины. Кутх сказал:
Теперь, уважаемый Мечик, сделаем из шкуры мешки, наполним их мясом и отнесём моей дорогой Мити.
Мечик сказал:
— Ой, Кутыхэй, забирай всё мясо! Ведь ты спас мне жизнь!
И отправились они к дому Мити. Пришли. Кутх сказал:
— Мити, вот тебе подарок из леса!
Мити обрадовалась:
— Да где же ты, Кутх, добыл столько мяса?
Кутх важно этак ответил:
— Не мели лишнего, Мити! Приготовь лучше нам поесть. А ты, Мечик, оставайся жить у нас. Будешь нашим сыном.
Трогаю
  • merder

МЕДВЕДЬ, РОЖДЁННЫЙ МИТИ, СТАНОВИТСЯ ЧЕЛОВЕКОМ

Однажды Кутх сказал сыну Эмэмкуту:
— Отправляйся, сынок, на всю осень на охоту да заготовь на зиму юколы и оленьего мяса.
Эмэмкут был послушным сыном. Собрал он охотничье снаряжение и ушёл надолго из дома.
Как-то Кутх собирал сухие дрова и укладывал их около дома. Надоела ему эта скучная работа, и решил он позабавиться. Вошёл в дом и сказал жене своей Мити:
— Мити, я пойду за дровами, а ты тем временем роди медвежонка.
Мити рассердилась и сказала:
- Эх, Кутх, всё ты подшучиваешь надо мной. Да как это тебе такая глупость на ум пришла, чтобы у меня появился сын-медведь?
Ничего Кутх не сказал в ответ. Собрался и ушёл в лес. А Мити в тот же день медвежонка родила. Увидела его и очень перепугалась. Накрыла она медвежонка оленьей шкурой и пригорюнилась.
А тут вернулся Кутх и сказал ей:
— Ну и устал же я! Возьми-ка, Мити, вязанку и уложи дрова!
Мити сердито ответила:
— Убирай их сам, Кутх! Накликал ты беду, и я родила медвежонка. Вон он какой страшный!
— Пусть растёт, — сказал Кутх.
Медвежонок рос быстро и постоянно требовал материнского молока и разной еды.
Кутх и Мити испугались и решили убежать в лес. А дочка их Синаневт отказалась бежать с ними. Осталась она с медвежонком и стала растить его как брата. Вскоре вырос он и сильным медведем стал. Однажды сказал сестре:
— Синаневт, давай поищем речку, где рыбы много водится. Там и жить будем.
Синаневт согласилась. Собрались они и пошли. Попадаются на их пути реки, но все такие, где мало рыбы. Через быстрые реки брат сестру на своей спине переносит. Шли, шли, шли и наконец нашли речку, в которой рыбы видимо-невидимо. Горбуши в воде теснятся, друг через друга перепрыгивают, стремятся против течения.
Построили брат с сестрой на берегу речки жилище. Запаслись они кетовой да кижучьей юколой. Медведь на зиму сделал берлогу и всю юколу перетаскал туда. Вот и осень кончилась.
Медведь сказал:
— Ну, сестра, полезем в берлогу и перезимуем там! Я буду крепко спать. А ты ничего не бойся. Юколы тебе довольно. Посреди зимы я повернусь на другой бок и буду рычать. Не пугайся. Я снова засну. Затем по насту придут охотники, будут стрелять и убьют меня, но не смогут вытащить из берлоги. Я стану очень тяжёлым. Тогда ты возьми меня за уши и вытащи наружу. Охотники начнут меня потрошить, но их ножи сразу сломаются. И тут ты сама меня распотроши, а голову мою отрежь и повесь на дерево. На своей свадьбе не ешь медвежьего мяса, даже маленького кусочка. Если съешь, сразу забудешь обо мне, а ведь я твой родной брат!
Стали они жить в берлоге. Наступила зима, и медведь крепко заснул. Синаневт питалась юколой. Посмотрит она на спящего брата-медведя и от жалости к нему сразу заплачет. Так они и зимовали. Посреди зимы медведь заревел и стал переворачиваться с боку на бок. Испугалась Синаневт. А тут подоспели охотники, нашли берлогу и убили медведя. Залезли они в берлогу, а медведя вытащить не могут. Тогда Синаневт взяла его за уши и легко вытащила наружу. Начали было охотники потрошить медведя, а ножи их сразу же поломались. Синаневт взяла свой нож, разделала тушу медведя, а голову его отрезала и повесила на дерево.
— Только не прикасайтесь к этой голове, — сказала она охотникам.
Охотники уложили в заплечные мешки медвежье мясо и вместе с Синаневт вернулись в свое селение.
Синаневт вышла замуж за молодого охотника. Устроили свадьбу, наварили медвежатины. На свадьбу пригласили Кутха, Мити и Эмэмкута. Они не узнали Синаневт: так она изменилась, еще красивее стала.
Стали гости есть медвежатину.
Кутх тут сказал:
— Вот была бы жива наша дочка Синаневт, и мы бы тоже выдали ее замуж да поели с ней медвежатники!
Но Синаневт не призналась отцу и матери и не стала с ними есть медвежатину.
Гости закричали:
— Попробуй хоть маленький кусочек!
И не стерпела Синаневт, взяла и съела кусочек. До того помнила о брате-медведе, а тут сразу же и забыла...
Стала она жить с мужем, родителями и братом Эмэмкутом.
Однажды она сказала:
— Пойду-ка я да прогуляюсь по ближнему лесу.
Пошла Синаневт в лес и увидела там знакомое дерево. Подумала, подумала и вспомнила. Ведь на это дерево она повесила голову своего брата-медведя! Но где же голова? На дереве её не было. Синаневт подошла ближе и нашла голову около дерева. Она подняла голову брата и подула на неё со всех сторон. И чудо свершилось — голова превратилась в человека. Перед Синаневт встал молодой красавец.
Он сказал:
— Сестра моя Синаневт, ты совсем забыла меня! Ведь я не велел тебе есть медвежьего мяса. Ты не послушалась и потеряла память.
После этого брат и сестра пошли домой. Кутх и Мити признали своих детей и радовались им.
Синаневт сказала:
— Разве отец не мог сразу превратить сына-медведя в человека?
Стыдно стало волшебнику Кутху, и он сказал:
— Терять я стал свою волшебную силу.
И снова Кутх, Мити и дети продолжали жить в своей волшебной стране Ительмении.
Трогаю
  • merder

ЧУКОТСКИЕ ВОЙНЫ. ЧАСТЬ 2

В 1697 году Петр I издает указ о монополии соболиной торговли и присоединении новых земель, богатых соболем. К 1720 году во всей Сибири совершенно непокорённой оставалась лишь территория населенная чукчами, ограниченная с запада и юга реками Чаун и Анадырь и равная по площади современной Германии.
Трогаю
  • merder

ЧУКОТСКИЕ ВОЙНЫ

http://radiomayak.ru/shows/episode/id/1238459/

Война чукчей с российскими войсками продолжалась почти 150 лет. Причем на определенном этапе чукчи даже одержали в ней победу. Поражение русских войск вселило страх в завоевателей, в одном из документов говорилось: «Немедленно внушить всему русскому населению Нижне-Колымской части, чтобы они отнюдь ничем не раздражали чукоч, под страхом, в противном случае, ответственности по суду военному».
Трогаю
  • merder

КУТХ ВЫРУЧАЕТ СВОИХ ДЕТЕЙ ИЗ ПЛЕНА МОРОЗА И ВЕТРА

В горном ущелье у студёного моря жили два брата - Мороз и Ветер. Однажды младший брат Ветер спросил старшего Мороза:
— Как ты думаешь, братец, есть ли кто сильнее нас на земле?
Мороз сказал:
— Мы, конечно, сильные. Я могу заковать во льды море, реки и озёра, покрыть землю снегом, отморозить уши охотникам и их шаловливым детям. А ты, братец Ветер, умеешь взбаламутить море, разогнать тучи, поднять пургу. Но есть богатыри и посильнее нас!
— Кто же? — спросил Ветер.
Мороз сказал:
— Солнце сильнее нас. Оно расплавляет льды и снега, согревает землю, даёт жизнь и свет людям, зверям и птицам. А ещё сильнее нас своей хитростью и волшебством старый ворон Кутх. Он не боится ни мороза, ни холода, умеет превращаться в человека и совершать разные чудеса.
— А давай испытаем Кута, — предложил Ветер.
— Давай, — ответил Мороз.
И вот взбесился Ветер, взволновал море, стал валить деревья. А Мороз наслал на землю и море холод, всё покрылось снегом и льдом. А Ветер добавил ещё и пургу. Люди, звери и птицы спрятались в своих жилищах. Заледенела тундра, и оленям трудно стало добывать из-под наста мох.
Только ворон Кутх не растерялся. Лежит он на оленьей шкуре в своём тёплом пологе и говорит младшей дочери Сирим:
— Выйди, дочка, да погляди, какая погода!
Вышла Сирим из балагана, а Ветер окутал её пургой и унёс к себе в ущелье. Ждал, ждал Кутх младшую дочь, не дождался. Тогда он послал узнать о погоде среднюю дочь Анаракльнавт. Вышла она и тоже не вернулась. Закрутил её пургой Ветер и унёс в ущелье. Наконец послал Кутх на улицу старшую дочь Синаневт. И она не вернулась. Унёс её Ветер.
Слушает Кутх, как пурга завывает, и говорит жене Мити:
— Ты слышишь, Мити, это дочки наши поют. Наверное, погода хорошая всюду. Иди-ка посмотри!
Вышла Мити за дверь, а кругом пурга метёт и воет. Вернулась в полог и говорит:
— Пурга разыгралась. Беда, Ветер наших дочек унёс!
Надел Кутх кухлянку, вышел на улицу и сердито сказал:
— Вот, оказывается, что вытворяют Мороз и Ветер! Ну что же, посостязаемся!
Затем Кутх обратился к сыну Эмэмкуту и жене Мити:
— Ждите, вернусь с дочками!
Надел он большие рукавицы, похлопал ими и крикнул:
— Эй, внучки-мышки, сюда!
И тут же появилось шесть мышат. Погладил Кутх мышек по спинкам, и превратились они в собак с крысиными мордами. Быстро запряг он собак-мышат в нарту и гикнул:
— Э-гей, вперёд!
И помчалась упряжка в горы к Морозу и Ветру. Приехал туда Кутх, а братья вышли из ущелья и давай над ним посмеиваться:
— У Кутха собаки с крысиными мордами!
Затем Мороз спрашивает гостя:
— Зачем прибыл, уважаемый Кутх?
Кутх ответил:
— За дочками, которых вы похитили и прячете у себя в ущелье. Я ведь всё вижу и знаю!
Мороз сказал брату Ветру:
— Всё, что Кутх попросит, дадим ему. Ведь с грузом его нарта и с места не сдвинется. Вот уж посмеёмся над ним!
С наступлением вечера Кутх предупредил Мороза и Ветра:
— Хотя вы и смеётесь над моими собаками, всё же ночью не выходите на улицу. Собаки злые и могут покусать вас!
Мороз и Ветер согласились:
— Ладно, спать будем, а завтра получишь всё, о чём просишь.
Мороз и Ветер заснули. Установилась тихая погода. Кутх ночью встал, вышел из ущелья и позвал:
— Эй, росомахи и медведи, идите сюда и вместе с внучками-мышками объешьте все припасы Мороза и Ветра, да изгрызите стены их дома, чтоб он свалился. Дочек моих найдите, запрячьте в спальные мешки и положите на нарту!
Звери сделали всё так, как им велел Кутх.
Утром Кутх стал просить у хозяев всё, что ни увидит; загрузил свою нарту до отказа, а затем сказал.
— Теперь, Мороз и Ветер, снимите свои штаны, торбаса и шапки!
Разделись братья догола, говорят, смеясь:
— На, возьми!
Всё укладывает Кутх на нарту. Уж и места там нет. А братья — Мороз и Ветер посмеиваются:
— Пусть тащит всё! Где уж его собачкам-крысам увезти такой груз!
А Кутх сел на нарту и крикнул:
— Э-гей, мышатки, вперёд!
Рванулись мышки так, что Кутх едва не свалился! Позади нарты от быстроты даже снег вихрем завивается.
Спохватились тут Мороз и Ветер и кинулись в кладовую. А там ни мяса, ни одежды. Заглянули в полог, где находились дочери Кутха, и их нет.
Мороз сказал Ветру:
— Вот и перехитрил нас Кутх. Оказывается, он сильнее нас. Не оставил нам даже одежды!
Притихли братья и сидят в своей яранге. А яранга как рухнет на них! Едва выбрались. В это время Солнце поднялось высоко на небе, осветило землю теплыми лучами и говорит братьям:
— Лучше бы вам не похваляться своей силой! Оказывается, человек-ворон Кутх сильнее вас.
А Кутх тем временем вернулся домой вместе с дочками. Обрадовались им мать Мити и брат Эмэмкут.
А Мороз и Ветер с тех пор уже не смели шутить с волшебником Кутхом.